Глаза Клоуна

Есть несколько достаточно многие чудеса в жизни, Бог знает. Я думаю возможно, что цирк - один из них. Мы платим свои деньги, окруженные для скуки, и засыпаны шумом, околдованным красотой, которой внушают страх все еще еще раз слонами, которые, да, меньше каждый год. Все же кое-что случается, когда мы входим в купол цирка. Если мы позволим этому, то мы будем принесены на надежды и мечты, долго отдаваемые: надежды, что кое-что замечательное действительно может случиться, мечты, которые случатся с нами, возможно даже теперь.

Клоуны - главные рабочие чуда во всем этом. Есть видение в глазах клоунов, которое видит мир, ново вымытый в мечте рассвета, видение листа возвратилось, чтобы расцвести, предлога, который уводят, и темнота только кажется. Клоуны - ориентиры, на которых цирк может быть повешен, крюки, на которых волшебство начато, глаза Бога, чтобы найти нашу душу и подтолкнуть людей, которыми мы можем быть. Клоуны говорят нам - если мы слушаем - что кое-что замечательное действительно может случиться, тут же, прямо здесь, прямо сейчас.

Легко забыть клоунов - пятна и браслеты, резиновый нос, ноги как утки, диковинная одежда. Это возможно более удобно, чтобы скучать по клоунам, поскольку они отражают нас, лишенный pretention, лишенного защиты. Там со всеми нашими голыми болтающимися ощущениями себя. Там - что слеза, что смех, тот вздох - не скрывает это, говорит клоуна. Позвольте этому прибывать. Позвольте этому случаться. Позвольте этому быть.

Клоун рискует сначала, но оставляет остальную часть волшебства до нас. Мы можем быть реальными, может позволить другим знать нашу боль, нашу потребность, нашу радость, нашу силу. Если мы позволяем этому, волшебство действительно может случиться, тут же, прямо здесь, прямо сейчас. И это - самое большое чудо всех, Бог знает.

(c) Maureen Killoran, 2004

---------------------------------------------





  •